Учет в психоневрологическом диспансере последствия

Учет в психоневрологическом диспансере последствия — Бизнес, законы, работа

Учет в психоневрологическом диспансере последствия

В 1992 году в разгар Ельцинских реформ был принят закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». С момента принятия закона стало невозможно оказывать помощь насильно, даже в том случае, если пациент в ней остро нуждается.

Принудительная, но не очень, госпитализация

В качестве примера, приведу наиболее часто встречающуюся ситуацию:

Психически больной человек после выписки из психиатрической больницы перестает принимать лекарства и его вновь начинают посещать болезненные переживания и видения или, что наиболее часто, комментирующие его поведение голоса, которые внезапно вместо комментирующих, могут стать императивными, то есть приказывающими сделать то, чего пациент делать не собирался, например, взять нож и ударить ребенка. Родственники таких больных, видя, что происходит с пациентом, не могут взять и привезти его в психиатрическую больницу, так как на это требуется согласие самого больного.

Прибывшая бригада скорой помощи поинтересуется, согласен ли пациент поехать лечиться и, в случае отказа, вызовет полицию, совместно с которой доставят пациента в приемное отделение психиатрического стационара.

Там пациента также спросят о согласии на лечение и, в случае отказа, дежурный врач может самостоятельно принять решение о недобровольной госпитализации, если видит и понимает, что пациент представляет опасность для себя и окружающих, либо его состояние может еще более ухудшиться без психиатрической помощи. Но и это еще не все.

В течении 72 часов с момента госпитализации, администрация психиатрической больницы направляет документы в суд для решения вопроса о принудительном лечении, если пациент в этом лечении нуждается но лечиться не хочет.

Или другой пример:

Ваш родственник пьет или употребляет наркотики. Алкоголиком или наркоманом он себя не считает и поэтому лечиться не хочет.

Скорая помощь повезет его в больницу только при наличии у него обманов восприятия, которых у пьяного быть просто не может, а при настойчивом требовании родственников, порекомендует вызвать полицию.

Ну а дальше — как в примере описанном выше.

Справедливый ли этот закон, можно рассуждать бесконечно, но закон есть закон и за его несоблюдение грозит уголовная ответственность, как для врачей, так и для родственников, но не для пациента. А вот на диспансерный учет этот закон не распространяется.

Никто не будет спрашивать ни вас, ни у вашего родственника согласия на то, что в течение достаточно длительного времени он будет считаться больным человеком, и его данные будут храниться в архиве психиатрической больницы и подведомственного ей диспансера.

Ведь никто же не спрашивает согласие больного, например, бронхиальной астмой, на постановку на учет у пульмонолога в поликлинике?

Диспансерный учёт у психиатра нарколога

Психиатрический учет был введен в нашей стране приказом Минздрава СССР от 11.02.

1964 «Об обязательном учете больных с впервые в жизни установленным диагнозом психического или наркологического заболевания».

Законодательно этот вопрос не регламентировался, и с годами стихийно сформировался порядок, при котором гражданин, страдающий, например, расстройствами сна, и направленный по этому поводу терапевтом поликлиники для консультации к психиатру, автоматически становился на учет.

С тех пор мало что изменилось.

Диспансерное наблюдение устанавливается вне зависимости от согласия гражданина, при обнаружении у него расстройств, приводящих к социальной дезадаптации.

Этими расстройствами могут быть как кратковременные посттравматические стрессовые расстройства, так и аномалии развития (расстройства личности, легкая умственная отсталость, когнитивные расстройства и др). Несовершеннолетние также могут «встать на учет» без согласия родителей у психиатра детской поликлиники, если родители обратятся к врачу по поводу нарушения речи, расстройства школьных навыков, нарушениях поведения, относящиеся к психиатрическим заболеваниям весьма условно.

Наверное, в этом случае правильным было бы сказать не «постановка на учет», а «документированный факт обращения к психиатру-наркологу».

Это как современный Интернет – один раз введя с клавиатуры свои контактные данные, они навсегда останутся во всемирной паутине.

Так же и ваши данные, после обращения к врачу психиатру-наркологу даже по поводу «просто спросить», навсегда останутся в анналах диспансера.

Ближайшие последствия

Казалось бы – ничего страшного. Лежит карточка в регистратуре и лежит. Но проблемы обязательно начнутся, как только вы обратитесь в этот диспансер за справкой о том, что не состоите у них на учете.

Читайте также  Наехал на ногу пешеходу последствия

А обратиться вам придется при необходимости смены места жительства, при оформлении визы, при покупке жилья и любых сделках с недвижимостью, при желании работать на определенных государственных должностях (система образования, МВД, водители общественного транспорта, военная служба по контракту, учеба в ВУЗах вооруженных сил), при получении лицензии на оружие и охранную деятельность, при получении или обмене водительского удостоверения.

Такую же справку могут потребовать различные государственные структуры как, например, отдел опеки и попечительства над несовершеннолетними и др.

Работодатели, в последнее время, все чаще требуют подобные справки от своих сотрудников.

Следствие и дознание запрашивает без вашего ведома: «не состоит ли на учете у психиатра гражданин»? На просьбу пояснить, какая именно информация их интересует, продолжают спрашивать «так состоит на учете или нет?», «а почему снят с учета?» и т.д. То есть положительный ответ трактуется следователями как наличие у гражданина психического расстройства, отрицательный — как его отсутствие.

Но даже если амбулаторная карточка, пусть даже с одной единственной записью о консультации, отправилась в архив, это еще не означает, что гражданина признали психически здоровым. Это просто означает, что карточку переложили с одной полочки на другую. Но интерес общественности к тому, на какой же именно полочке лежит амбулаторная карточка, от этого не иссякнет и дела не изменит. Хотя, мое мнение, что интересоваться нужно состоянием здоровья, а не полочками с карточками.

Какие могут быть отдалённые последствия?

Уважаемые родители! Не надо тащить в ПНД или поликлинический кабинет психиатра ребенка за тройку по русскому языку.

Работа любого врача, в том числе и психиатра — ставить диагнозы и назначать лечение! Не надо путать врача психиатра с психологами и психотерапевтами.

Это совершенно разные области знаний с разной мерой юридической ответственности.

Помните, что с введением электронной амбулаторной карты, запись с психиатрическим диагнозом останется в ней навсегда, хоть и прочесть её не сможет никто, кроме другого психиатра. Бояться тут особо нечего, чего-то про вас сочинять и вписывать какие-то домыслы никто не станет. Записи оформляются описательно, по принципу: «чего вижу то и пою», оставляя делать выводы читающим.

Или вас не устраивает ваш участковый терапевт, в школе нет психолога, нанимать ребенку репетитора дорого и т.п.

Если вы пришли не по адресу, психиатр, разумеется, попытается вас разубедить, но если вы проявите настойчивость, то получите свой долгожданный диагноз и лечение.

В МКБ-10 найдется строка для каждого. Доктор не вправе отказать в приеме, бесплатная психиатрическая помощь гарантированна каждому гражданину РФ.

Молодого человека, получившего даже однократную консультацию у психиатра в детском возрасте, ждет неприятная беседа с психиатром призывной комиссии.

Даже если это какое-нибудь «расстройство школьных навыков».

Я не знаю врачей, которые отважатся отправить парня, состоявшего на диспансерном учёте, в войска при без обследования, даже если в процессе освидетельствования молодой человек проявит себя как абсолютно здоровый. С ума сойти в армии и положить из табельного оружия свой собственный взвод может любой человек — достаточно иметь в руках оружие. Но только если это будет «состоявший на учете», психиатра ждет тюрьма. Так что, исходом этой беседы, скорее всего, станет вручение направления на обследование в психиатрическую больницу.

Ещё нужно помнить о родах деятельности, до которых не допускаются граждане, даже излечившиеся от психического недуга, например, «завязавшие» алкоголики.

Это работа в экстремальных условиях или работа, сопряженная с ответственностью не за свою, а за чужие жизни.

Поэтому не торопитесь бежать в ближайший психдиспансер со своими любовными неурядицами или бессонницей в две ночи.

Потому что если вы в мирное время, будучи дома на всём готовом, умудрились развить невроз, то, что же с вами будет в «огне да под пулями»? Так что про военные институты, МЧС, УВД, юриспруденцию и прочих престижных профессиях придется забыть. Во всех этих допусках вам будет отказано на основании записи в амбулаторной карте о постановке на диспансерный учёт.

Источник: https://novdmt.com/uchet-v-psihonevrologicheskom-dispansere-posledstviya/

Нам сказали: «Встаньте на учёт к психиатру…» | Милосердие.ru

Когда Кириллу исполнилось шесть с половиной, родители записали его в первый класс. Но учёба «не пошла». С детства Кирилл так и не научился выговаривать несколько букв, и вообще больше молчал, а буквы в его тетрадках упорно не хотели писаться так, как показывал учитель.

Педагоги школы стали всё чаще произносить «ПМПК». Родители сопротивлялись: «У нас просто застенчивый ребёнок, перерастёт», — но потом решили на комиссию сходить. Тем более что все решения комиссии рекомендательные. Но на комиссии услышали: «Вам бы на учёт к психиатру».

Дома – драма. «Что же, наш ребенок – псих?»

ПМПК на учёт не направляет

Юлия Камал, председатель Московской городской ассоциации родителей детей-инвалидов:

Читайте также  Последствия лишения родительских прав отца

— ПМПК (психолого-медико-педагогическая комиссия) не может направить ребёнка на учёт к психиатру, у неё другое назначение. ПМПК даёт заключение о создании специальных условий обучения, об образовательном маршруте и программе, по  какой ребёнку рекомендовано обучаться.

Заключения комиссии носят рекомендательный характер, окончательное решение о том, как будет учиться ребёнок, всё равно остаётся за родителями.

По итогам врачебной комиссии может прозвучать устная рекомендация показать ребёнка психиатру.

Если ребёнку нужна психиатрическая помощь, уклоняться от неё не стоит. Помните, консультация психиатра — это еще не учет.

Родители видят ребёнка каждый день и, случается, привыкают к некоторым его особенностям, на которые у врачей может быть свой взгляд. Например, задержка психо-речевого развития может свидетельствовать о серьёзных проблемах. К сожалению, существует и агрессия, и аутоагрессия. Такой ребёнок может причинить вред себе или другим детям в школе. И такой ребёнок должен получать помощь.

С советских времён, когда психиатрия была, в том числе, карательной, мы её боимся. Но сейчас нужно относиться к ней разумно. Правильно подобранные методики и препараты, данные вовремя, принесут ребёнку пользу.

Разумеется, он не сможет работать пилотом или сотрудникам МЧС, но это не значит, что он не сможет овладеть другими профессиями.

К тому же психиатрические диагнозы сейчас закрыты, зашифрованы и защищены законом о психиатрической помощи и законом о сохранении врачебной тайны так, что даже родителям документы из больницы выдаются в закрытом конверте.

Данные о том, что ребёнок стоит на учёте или его диагнозе нигде не записываются. Все сведения о диагнозе и постановке на психиатрический учёт сохраняются только внутри системы психиатрической помощи.

Конечно, есть случаи, когда закон не соблюдается, но мы с этим боремся.

Но даже ребёнок, причинивший вред другому, не может быть поставлен на учёт без согласия родителей. В случаях тяжёлых преступлений на лечение может направить суд.

Если ребёнок своим поведением наносит вред окружающим и страдает сам, но родители его признавать ситуацию не хотят, школа может обратиться в органы опеки, для защиты прав прежде всего этого ребенка на надлежащую медицинскую помощь и образование.

В России нет профессии «детский психиатр»

Елена Багарадникова. .com

Елена Багарадникова, исполнительный директор РОО помощи детям с расстройствами аутистического спектра «Контакт»:

— Я прекрасно понимаю родителей, которые пытаются психиатров избежать. Ведь детской психиатрии как специальности у нас фактически нет. От Запада мы здесь отстаём на несколько десятков лет.

И все же в большинстве случаев психиатра никто не заменит. Родители  далеко не всгда могут заметить и вовремя распознать болезнь. И уж совсем не знают иногда, куда с чем обращаться.

На какие-то психические проблемы у ребёнка способен указать грамотный невролог, но всё равно за постановкой диагноза в ряде случаев необходимо направить к психиатру.

Некоторые сопутствующие проблемы с речью поможет решить логопед, и он же заметит проблемы, по поводу которых может порекомендовать обратиться к психиатру. Направить за консультацией к психиатру может даже педиатр, но сейчас у него для этого недостаточно инструментов скрининга.

Можно ли сохранить диагноз в тайне?

Елена Багарадникова:

— У нас есть законы о личной и врачебной тайне. Но наши законы устроены так, что сами себе противоречат. Например, когда мы приходим на ПМПК, мы приносим туда открытые формулировки диагнозов. То есть, на самой комиссии оглашаем конфиденциальные сведения, которые сообщил нам врач.

Если ребёнок с РАС, его заболевание будет упомянуто прямо в типе учебной программы. Здесь сохранить тайну диагноза не получится.

С другой стороны, независимо от бумаг и диагнозов, если ребенок уже учится в школе и, например, медленно читает, думает и плохо говорит – педагоги всё равно заметят.

И если родители будут настаивать на том, что ребёнок нормотипичен, требовать с него начнут по норме. Ребёнок пострадает.

Часто родители боятся, что диагноз запишут ребёнку в школьную медицинскую карточку, его прочитает школьная медсестра, это станет известно от нее другим взрослым и детям,  и ребенка задразнят в школе.

Но гораздо вероятнее, что ребёнка задразнят просто оттого, что увидят и не поймут особенности самого ребёнка, а не его диагноз.

То же самое произойдёт при поступлении ребёнка в институт – он не во всех случаях сможет успешно сдать экзамены или после обучения не сможет работать по какой-то специальности в силу его собственных дефицитов, если они не были учтены при выборе профессии.

С какими проблемами могут направить к психиатру

Елена Багарадникова:

— Списка проблем, с которым посоветуют обратиться к психиатру, как такового, нет. Каждый специалист оценивает особенности в своей сфере, и если он видит, что «проблемы в голове», он пошлёт к специалисту, который должен разбираться, что в голове происходит.

Читайте также  Выход из ТСН последствия

Если у ребенка плохо развивается речь, это повод для обращения к психиатру. ЗПР (задержка психического развития) – это, несомненно, диагноз, связанный с различной степенью когнитивных нарушений, и для постановки этого диагноза надо посетить психиатра.

К психиатру также могут отправить безречевого ребёнка, ребёнка с поведенческими нарушениями, нарушениями эмоционально-волевой сферы. стереотипиями или эхолалиями и т.п.

Сотрудники ПМПК, которые рекомендуют обратиться к психиатру, должны объяснить цель этого посещения. Например, для того, чтобы  официально установить диагноз. Или чтобы уточнить основной или сопутствующий диагноз.

Какие диагнозы могут быть поставлены ребёнку
Психических заболеваний в одном только перечне МКБ — сто разных наименований. Некоторыми из них болеют взрослые, но часть диагнозов, такие как расстройства развития языка и речи, специфические расстройства развития учебных навыков, могут быть поставлены и ребенку.А вот популярные СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактвности) и УО (умственная отсталость) – на самом деле не заболевания, а синдромы. То есть наборы симптомов, имеющих разное, не всегда психиатрическое, а например, неврологическое или другое происхождение.

Как правило, УО и СДВГ – не основной диагноз в карточке ребёнка, а сопутствующий, он «прилагается» к другому заболеванию, которое и стало причиной синдрома. Если это заболевание, конечно, смогли выявить.

Как обратиться к психиатру бесплатно и можно ли сняться с учета

Порядок обращения к психиатру в Москве различается для детей, имеющих временную и постоянную регистрацию.

Услуги психиатров не входят в ОМС. Дети с временной регистрацией смогут получить в поликлинике справки от других врачей, а за заключением психиатра их, скорее всего, направят в платные отделения клиник.

Однако есть совершенно законный и простой способ получить всё необходимое бесплатно.

Ребёнка с немосковской регистрацией можно показать любому психиатру из федерального центра, где всех россиян обязаны принять бесплатно. В федеральную клинику можно прийти без направления.

Для детей с московской регистрацией можно получить заключение в детских отделениях психо-неврологических диспансеров (ПНД), либо в двух психиатрических детских больницах – НПЦ ПЗДП им. Сухаревой (бывшая шестая больница) и НПЦ ДП (бывшая восемнадцатая больница). Оба центра обладают необходимым штатом врачей, чтобы провести комплексное обследование.

При этом обращение в восемнадцатую больницу вообще не предполагает «учёта» (она не связана с системой ПНД), а на сайте шестой больницы особо отмечено: «Если вы не хотите психиатрического учёта для своего ребёнка, можете написать заявление об отказе от учёта в самой больнице или в ПНД».

Также сразу после амбулаторного приёма в больнице можно написать заявление: «Прошу отправить карту моего ребёнка в архив». Причём это можно сделать независимо от тяжести диагнозов, которые установили у ребёнка.

Даже если на учёт вы встали, в любой момент можете написать заявление о снятии с учёта в ПНД.

Что рекомендует ПМПК

Сейчас нет программ «коррекционных», они называются общеобразовательные адаптированные программы и бывают восьми видов: I. Для слабослышащих и глухих; II. Для глухонемых; III. Для слепых; IV. Для слабовидящих; V. Для детей с нарушениями речи (заикание); VI. С неврологическими и психиатрическими проблемами (ДЦП, спиномозговые и черепно-мозговые  травмы); VII. Для СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивность) и ЗПР (задержка психического развития); VIII Для УО (умственная отсталость); IX. С РАС (расстройствами аутистического спектра).

Каждая программа имеет четыре уровня.

Например, программа 6-1 – это адаптированная программа для опорников, цензовая, рассчитанная на сроки, в которые осваивает школьную программу обычный ребёнок.

(Цензовыми называются программы, после которых ребёнок может сдавать ОГЭ или экзамен в классической форме и получить после окончания школы аттестат.)

VI-2 – это цензовая программа с освоением в пролонгированные  сроки (5 или 6 лет в начальной школе).

VI-3 – это программа нецензового уровня. У ребёнка, которому рекомендован такой уровень обучения, к проблемам с опорно-двигательным аппаратом присоединяется легкая умственная отсталость. В школе он осваивает навыки не столько академические, сколько бытовые и профессиональные.

VI-4 – адаптированная программа для детей с двигательными нарушениями и тяжелой или глубокой умственной отсталостью, где овладение жизненными компетенциями преобладает.

Для детей с тяжелой умственной отсталостью и\или тяжелыми множественными нарушениями разрабатывается СИПР – специальная индивидуальная программа развития.

Третий и четвёртый уровни предполагают выдачу свидетельства об окончании школы при условии сдачи экзамена по труду.

Справку же, которой так боятся родители, получают дети, которые не смогли сдать итоговую аттестацию, или же дети с тяжелыми множественными нарушениями, для которых дальнейшее профессиональное обучение не является приоритетом.

Дети, получившие свидетельство об окончании школы поступают в колледжи на бюджетные места, без конкурса. В Москве также есть колледжи, куда принимают детей и со справками.

Иллюстрации: Оксана Романова

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/nam-skazali-vstante-na-uchyot-k-psihiatru/